Styleriviera.ru

Красота и Здоровье
10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хороший музыкальный вкус

Есть вопросОт чего зависит музыкальный вкус?

Редакция The Village продолжает с помощью экспертов отвечать на самые странные вопросы о жизни, которыми задаются горожане

«О вкусах не спорят», «На вкус и цвет товарищей нет» — так говорят, обсуждая предпочтения, в том числе музыкальные. Кто-то всю жизнь слушает только рок или джаз, кто-то считает своим смыслом жизни классическую музыку, а кто-то способен воспринимать самые разные музыкальные жанры, от попа до блюза. The Village решил выяснить у экспертов, от чего зависят музыкальные вкусы людей и можно ли воспитать в себе любителя прекрасного.

Ольга Заборских

музыкальный теоретик, преподаватель

Давайте определимся, что такое музыкальный вкус и как он проявляется. В данном случае это особое чувство прекрасного в музыке, ощущение её внутренней гармонии, степени совершенства формы и содержания. А способность оценить гениальность художественного прозрения композитора или исполнителя — это и есть вкусовые проявления.

Я думаю, не все обладают музыкальным вкусом. Чтобы судить о прекрасном, необходим опыт общения с ним. Вокруг нас постоянно существует музыка, восприятие которой не требует специальной подготовки, и мы впитываем её не замечая. Для разных времён, культур и социальных слоёв это будет разная музыка — фольклорная, духовная, профессиональная композиторская, массовая или любая иная. Естественно, если музыкальный кругозор человека узок, он не сможет оценить по достоинству какие-то новые для его круга и культуры музыкальные явления. Современный человек, знакомый только с повсеместно звучащей музыкой, вряд ли приближается к прекрасному. Он живёт с произведениями, написанными на потребу, и их восприятие изначально не предполагает никаких интеллектуальных, эмоциональных и духовных усилий. Чем больше человек знакомится с немассовыми явлениями — будь то фольклор, джаз, церковная или академическая музыка, — тем шире границы его музыкального восприятия. Этот процесс постижения можно сравнить с восхождением к вершине. Ведь что видно вокруг, когда стоишь внизу? Только то, что находится в непосредственной близости. Да, можно взглянуть на горизонт, но что там — неясно. Зато какой вид открывается с вершины!

Однако не стоит думать, что музыкальная образованность — гарант вкуса, который всё-таки не зря считается даром. История музыки знала не только блестящих интеллектуалов, но и много непрозорливых критиков вроде Цезаря Кюи, который считал, что Чайковскому вообще лучше не писать вокальную музыку. И наоборот, красота сложного и незнакомого музыкального явления может тронуть совсем несведущего человека — это и есть проявления чувства прекрасного. Да, оно может быть неразвитым, но в той или иной мере присуще каждому — а мера всё-таки разная.

Первый мой настоящий диалог случился с музыкой Шостаковича

Ещё есть индивидуальный вкус. Это о нём говорят: «На вкус и цвет товарищей нет» и «О вкусах не спорят». Рождение музыкальных предпочтений — это резонанс языка и образного строя музыки, появляющийся при взаимодействии композитора, исполнителя и слушателя. То, как они взаимно проникают друг в друга, вряд ли можно объяснить до конца. Это музыка, которая говорит с тобой. Первый мой настоящий диалог случился с музыкой Шостаковича. А мой муж то же говорит об импровизациях Петруччани — я не эстетствую, просто мы профессиональные музыканты. Хотя это тоже не гарантия направленности вкуса. Например, среди моих студентов есть профессионально увлечённые группой «Аквариум» или эстрадной латиной.

Но и здесь важен музыкальный тезаурус, потому что человек может выбирать в категориях разной эстетической ценности. Приводить примеры, наверное, будет некорректно. Но всё же вряд ли ценитель песен, популярных в тюремной субкультуре, вдруг задумается и решит выбирать между ними и песнями Шуберта. Хотя Михаил Казиник как-то рассказывал мне о соседском «неблагополучном» мальчишке, который случайно услышал у него знаменитую первую часть «Лунной сонаты» Бетховена и был так потрясён, что превратился в бетховеноведа и бетховеномана. Но ему просто повезло встретиться с великой музыкой, которая с ним заговорила, — ведь этой встречи могло и не произойти.

Иван Жбанов

Я считаю, что всё начинается с детства — тогда будущее музыкальное путешествие человека во многом определяет окружение и популярные среди людей его поколения альтернативные течения. Но наверняка здесь не угадаешь и никакой формулы идеального музыкального вкуса не напишешь. В школе у меня был знакомый, очень замкнутый тип, который слушал только габбу. Этот парень, помню, тянулся ко мне и старался делиться своей любимой музыкой — наверное, потому что я просто знал, что это такое. Он считал эту музыку своим личным открытием, сам её нашёл и жил в ней. Такую музыкальную определённость можно сравнить с религией и её пропагандой.

Часто родители пытаются привить любовь ребёнку к классической музыке, водят его по консерваториям. Но классика для энергичного ребёнка всегда слишком муторная штука — в ход пойдёт в первую очередь то, что в почёте у сверстников. Причём многое может достаться и по наследству — от родителей, старших братьев или сестёр. Моя старшая сестра познакомила меня с электронной музыкой, а могла бы дать метал — и тогда я бы его слушал.

Большинство людей являются потребителями среднего продукта — это, например, то, что играет на радио. Однажды я спорил с программным директором радиостанции. Пытался убедить её в том, что нужно ставить музыку интересную, чуть более сложную, но не менее доступную. Её позиция была другой — мол, по радио должна играть простая музыка, а всё остальное люди могут найти сами. Пожалуй, эта позиция лучше всего отражает сегодняшнюю музыкальную действительность. Я считаю, что радиопродукт за последние годы сильно опустил планку и в художественном смысле, и в мелодическом, ведь погоня за рейтингами и прибылями делает своё коварное дело. Притом чем больше слишком простого музыкального продукта, тем выше интерес искушённой публики к более сложному. Вкус меняется, и это — путь от простого к сложному, если речь, конечно, идёт о человеке думающем.

Сейчас на музыкальную индустрию в целом влияет образованность нации и различные госпрограммы поддержки творчества. Кроме того, огромную роль играет техническая составляющая музыки, но национальный и, что важно, идейный колорит остаётся. Рок — музыка протеста, блатняк рассказывает о нелёгкой доле доступным языком. В Китае, например, распространение музыки регулируется государством, там не дадут жизнь песне, если она не проходит цензуру, несёт негатив или настрой против существующей реальности. Получается, что музыкальный вкус можно регулировать на национальном уровне.

Читать еще:  Что нарисовать на открытке с новым годом

Владимир Дашевский

кандидат психологических наук, врач-психотерапевт

Музыкальный вкус не даётся человеку раз и навсегда — это вещь достаточно условная. Вкус может быть врождённым разве что на 10 %, а приобретённым на оставшиеся 90 %. Тем не менее мы рождаемся с определённым заложенным темпераментом и внутренним ритмом, и у нас, метафорично выражаясь, особым образом вибрируют клетки. Так что на первом этапе многое в буквальном смысле зависит от внутриутробного развития и даже того, что во время беременности слушала мама. Такая музыка может ещё долго и незаметно для человека резонировать с его состоянием, если он будет слышать нечто подобное много лет спустя.

Далее основной вкус формируется и закладывается семьёй. В подростковом возрасте люди начинают ориентироваться на авторитеты, в том числе и музыкальные. Они тянутся за определённой референтной группой и отчасти стремятся быть похожим на своих кумиров, быть в тренде. Например, у нас в классе многие одновременно умудрялись одинаково любить и Led Zeppelin, и Modern Talking. Вопрос формирования подростковых предпочтений изначально кроется в выборе стаи, к которой хочется принадлежать. Когда стая перестаёт иметь значение и появляется возможность сделать свой собственный осознанный выбор, существенно влияют и предпочтения в других областях — какие фильмы человек смотрит, какие книги читает. То есть музыкальный вкус — часть общего культурного уровня, но прямой корреляции между интеллектом и музыкальными предпочтениями нет. Если психические процессы человека быстры сами по себе, вряд ли он будет слушать меланхоличную музыку, и наоборот.

Определённые психические состояния тоже могут диктовать свои правила: находясь в том или ином настроении, мы внезапно обнаруживаем созвучие с совершенно чуждой ранее музыкой. Это зависит от уровня психической лабильности, от степени внутренней гибкости, от адаптивности и от общей способности перепрыгивать с одного на другое. Отдельно от прочего я бы ввёл даже специальный термин — «перекрёстное музыкальное опыление», обозначающий то, как люди обмениваются своими предпочтениями при тесном общении друг с другом, когда состоят в каких-либо отношениях.

Наверное, особенностями психики всё до конца не ограничивается и есть некие архетипические музыкальные доминанты, которые существуют независимо. Например, церковная и шаманская музыка, а также африканские барабаны могут вызвать безусловный резонанс внутри у почти любого человека.

Хороший музыкальный вкус

Некоторые музыканты-металлисты вообще в край ебанулись. Да чо некоторые? Многие!

Не, ну понятно, что им по статусу положено быть не от мира сего, однако, листая в последнее время списки музыкальных новинок, лично я медленно охуеваю. Выхватываешь, например, раньше, свежий альбом каких-нибудь «Manowar» и понятно, что это хеви-металл. «Deep Purple» — это хард-рок, «The Exploited» – панк, «Edge of Sanity» – дэт-метал, «Lacrimosa» – симфо-готик.

И музыка радовала!

Ну, приверженцев тяжелой музыки, по крайней мере. Каждый новый альбом обсуждался неделями. И обсуждали его совершенно разные люди, от начинающих музыкантов, репетирующих в гараже и стремящихся походить на своих кумиров, собирающих на свои концерты целые стадионы фанатов, до просто любителей тяжеляка, которым, главное, чтоб за суровую проклепанную душу брало.

– Соло после второго припева классно в четыре четверти вписывается вкупе с квинтами на N-ном ладу – описывали те, кто имел музыкальное образование (Это я так пизданул, для примеру. У меня музыкального образования отродясь не водилось).
– Слышишь, слышишь, вот тут? Тыжжж-аррруауууу-ыжжжж аууууыжжж – описывали понравившееся соло те, кто послабее разбирался в музыке.

Но, в общей сложности и те, и другие знали, что это – рок, то – панк, вот это – блэк.

А вчера я понял, почему у меня, несмотря на огромное (по сравнению с 90-ми) количество доступной музыки, даже при пролистывании свежего музла начинает болеть голова. Запускаешь ты альбом какой-нибудь новоявленной команды, и пока играет 2-3-минутное intro (это вот тоже, сука, бесит, но об этом я чуть ниже напишу ) читаешь о том, откуда группа, когда образовалась и в каком стиле играет. И мозг закатывает истерику, умоляя: «Нет, только не меня, ебаный меломан!» Потому что в графе «стиль» у каждого второго коллектива формулировки похлеще заклинаний для вызова сатаны на дом. «Некро-псевдо-дарк-пауэр с элементами грайнд-кор-глем-готик-прогрессив-фолка», пишут они (Это я конечно, загнул, на счет именно такого стиля, но смысл передал. Ага).

Хорошо, что, блять, в процентном соотношении не указывают, чего сколько.

А потом, прослушав пару-тройку композиций и поняв, что от мешанины из четырех синтезаторов, пяти гитар, бубна, дудки и голоса вокалиста, рычащего как самец-орангутанг, обиженный на розетку, в которую он полез пальцем и получил разряд электричества, переходишь к следующей группе. А там, в графе «стиль» — аналогичная хуйня букв, только местами переставленная. Жмешь на кнопку «play» и слушаешь все то же самое. Только один из синтезаторов – другой марки. А вместо голоса орангутанга, конфликтующего с розеткой, слышишь женский, с претензией на лавры Тарьи Турунен. Который, судя по всему, записывали прямо в тот момент, когда певицу прямо на микшерском пульте ебал басист. Который, судя по извлекаемым из бас-гитары звукам, очень близкий родственник того самого орангутанга, который осваивает розетку методом тыка.

И к этому, в каждом альбоме каждой второй новоявленной группы присутствует ни к чему не обязывающая музыкальная вставка, именуемая intro, а в конце – аналогичная хуйня, под названием outro. Типа, предисловие и эпилог. Только между предисловием и эпилогом вообще нихуя связанного между собой при помощи логики или, на худой конец, эмоций, не присутствует.

Ну, хули, они ж художники. Они так видят. Только, блять, лучше б они слышали, что играют, а не видели как художники.

И слушаешь такие новомодные «дарк-блэк-рок-альтернатив-ню-грайнд-металл-группы», понимая, что это сродни тарелки, в которую тебе налили борща, насыпали макарон, накрошили котлету и присыпали заваркой с сахарной пудрой. Выглядит, вроде, и необычно, но абсолютно не съедобно. И как следствие, ни слушать, ни тем более обсуждать это дело, нет никакого удовольствия.

Читать еще:  Гель лак для рисования на ногтях

Я это к чему, братья-металлисты. Чехов не с потолка придумал про краткость – сестру таланта. И если вам попадется очередная группа, характеризующая себя как «симфо-некро-хеви-трэш-панк-дарк-альтернатив-героик-амбиент» или с аналогично-длинным названием, дочитав которое забываешь, с чего там всё начиналось, не насилуйте лишний раз свой разум. Все равно ничего хорошего из этого не выйдет.

Как развить музыкальный вкус

Что такое вкус к музыке

А что конкретно является вкусом к музыке? Большинство образованных людей настоящим вкусом считает классику, но ее мало кто слушает.
Вкус является таковым, каким человек для себя его принимает. Но речь вовсе не о том, чтобы прослушать по 10 раз группу Procol Harum только для того, чтобы устало согласиться с тем, что её не зря любили в Англии 60-х. Речь о том, что существует плохая и хорошая музыка. Кто-то скажет, что прослушивание популярной ширпотребной музыки является нормальным составляющим социализации человека. Однако, на секундочку, эту музыку слушает лишь часть общества. Другая самозабвенно критикует. И что тогда? Кто прав, кто виноват? Прав не тот, кто не гоняется за модой, и не тот, кто по-снобистски слушает исключительно иорданский фанк, только потому что его никто не знает. Прав тот, кто любит хорошую мелодию вне зависимости от мнений и не отличия ради, тот, кто находит интересной хорошую музыку. Можно садизма и забавы ради слушать «Сибирский мастурбатор», в конце концов, там гениальный текст, но зацикливаться только на нём – всё равно что быть 50-летним стареющим гомосексуалистом, не признающим ничего, кроме группы «Стрелки», или чудовищем, утверждающим, что всё шлак, кроме матных песен Шнура (нематные добросовестно проматываются).
Кто-то неразумно предположит, что в данной статье речь пойдёт о предпочтении автора. Однако всё в корне не так.

Зачем нужен музыкальный вкус

Кто-то спросит: а зачем нужен музыкальный вкус? Как минимум для того чтобы расширять кругозор. Прослушивание музыки, которая раньше не была понятна, здорово расширяет горизонты. Когда-то многим из нас Pink Floyd казались безобразно унылой группой. Но в определённый момент сердце ойкнуло, и горизонты расширились.
А во-вторых, только человек с музыкальным вкусом имеет право критиковать и растаскивать по полочкам исполнителей. Умея сравнивать, можно умело распознавать из кучи музыкальных треков дерьмо и запачкавшиеся от нехорошего соседства жемчужины. Да, это необходимое условие для того, кто хочет стать музыкальным критиком, но, поверь, у большинства музыкальных критиков омерзительный вкус и жуткие комплексы, мешающие нормально работать.

С чего начать

Прежде всего, для того чтобы развить вкус, нужно переслушать множество композиций разных жанров, даже то, что кажется глупым и странным, даже если тебя пугает фамилия Таривердиев и наличие сразу трёх букв «х» в слове Oxxxymiron. Нужно ведь слушать вдумчиво и больше одной песни. Признаемся честно, не все песни Queen хороши. Более того, открою страшный секрет: большинство композиций из альбомов, написанных ими в 70-х, лучше, интереснее, да пусть даже забавнее всевеликой попсы 80-х. Собственно, нельзя судить о музыканте по двум-трем хитам. К сожалению, за ними кроется червоточина. Прости, Егор Крид. В конце концов, слушая кипы произведений, обязательно найдётся что-то, что зацепит тонкие струны нежной души.

Долой предвзятость

Главная вещь, мешающая грамотному восприятию нового материала, – предвзятость. Нельзя не слушать Bеe Gеes только потому, что они пели фальцетом и танцевали в обтягивающих штанах. Маленькая справка: помимо «Stayin Alive» и «How Deep is Your Love», у коллектива огромное множество замечательных песен. Кстати, даже эти «позорные» песни, если отбросить шелуху, звучат до сих пор лучше и качественнее, чем большинство современной попсы, потому что у этих трех братьев (вовсе не геев, у каждого была семья) потрясающий вокал, они могли спеть акапельно так, как не споёт ни одна соул-певица современности. А если послушать что-то кроме этих хитов, можно обнаружить, что парни знали толк в брутальной аранжировке, да и не всегда срывались на фальцет. Они знали, что такое рок.

Музыка не может устареть

Если твоя бабушка любит Олега Митяева, это не значит, что Олег Митяев – исполнитель неактуальный музыки для пожилых людей, может быть, они что-то понимают в его текстах, абсолютно немузыкальных, но слишком жизненных и от того ещё более глубоких. Вообще, отторгать музыку только потому, что она «устарела», – признак моральной убогости человека. Вешая ярлык «старпер», ты подтверждаешь аксиому собственной неприспособленности, намекаешь на отсутствие у тебя какого-либо мнения, а значит, и личность ты жалкая. Вообще, стремление за музыкальной модой и современностью, прослушивание только того, что в тренде, приводит к раку яичек, скучной старости и неуважению со стороны окружающих. Нужно знать современную музыку, но зацикливаться лишь на ней грешно.

Вслушивайся в слова

Кстати, о стихах. Стихи – немаловажная составляющая песни, янь композиции, нижняя гуда орала музыкального сочинения. Иногда в тексте – основная идея произведения, а потому придётся много слушать. С инструментальной музыкой всё иначе, Пако Де Люсия не мог делать акцент на том, чего нет.

Вот тут, казалось бы, мы подошли вплотную, чтобы оправдать русский рэп, а ведь даже там есть немало жемчужин. Просто нужно уметь их замечать за кучей нелепых речитативов про пацанскую жизнь, сучек и пальцы во рту.

Есть один хороший пример. Вернее, пример своеобразный, с человеческой точки зрения, но нам на неё начхать. Смотрим на музыканта. Имя ему – Захар Май, горячо любимый целыми поколениями, отчего – пусть каждый сам попытается решить. Так вот, господин Май страстно любит перепевать песни певицы Maksim. Этот здоровый, лысый, пропитый беззубый дядька, и Maksim с её полусуицидными песнями для девочек. Собственно говоря, поразительно мудрую песню советских времён «Всё напоминает о тебе» в современные массы донёс именно он. И на самом деле в композиции «Отпускаю» всё той же певицы с мужским именем мелодия – вакуумный нью-вейв, которому и Duran Duran, и Depeche Mode, и Cocteau Twins с удовольствием подпоют.

Не жди от новой музыки ничего нового

Это главное правило. Не обязательно ирландская фольклорная музыка должна унести тебя в страну эльфов, а Doors подарят тебе псевдоЛСДшный приход. Не надо сравнивать свои ощущения с тем, что «должно быть». Иногда приязнь к песне вынашивается неделями, и со временем ты с удивлением понимаешь, что в голове, как пуля, засела совсем уж неожиданная композиция Евгения Маргулиса и Чижа «Аффинажа» или пульсирующий бит Mr. Oizo.

Читать еще:  Рисунки нарисованные хной на руке

Классика – наше все

Ну, а теперь насущный вопрос: нужно ли слушать классику? В обязательном порядке, особенно тем, кто считает глупую поп-музыку необходимым звеном между собой любимым и обществом. Человечество ведь не будет советовать всякий шлак. Классическую нужно слушать как минимум для гармонии с собой, всё равно таких эмоций, как она, не подарит даже лютый олдскульный рейв на задворках пропахшего бензином и копотью города-миллионника. Классика неспроста называется классикой, её нужно знать, услышать, разобрать, чтобы считать себя хоть чуточку разбирающимся в музыке человеком. Сделай собственную оценку накопленного годами творчества, и тогда ты на 80% приблизишься к развитию музыкального вкуса. Послушай рок, хип-хоп, классику, собственно, с неё лучше начать ликбез. «100 лучших электронных альбомов», «100 великих произведений классической музыки», «500 лучших альбомов по версии Rolling Stone» и прочие скопища информации тебе в помощь. Если не доверяешь им, пиши авторам BroDude, мы с радостью распишем, что, как и зачем, в любое время суток.

Если музыка не нравится, ты не должен начинать ее любить

Всё очень просто, немногим сложнее, чем делать известные пасы в области паха. Учти, если музыка не нравится, ты не должен начинать ее любить, ты должен сформировать своё мнение, прослушав пласт годной и не очень музыки. У тебя будут свои стереотипы о «нормальной» мелодии, ты от них никуда не денешься, но стоит попытаться от них отойти. Взгляни на свой трек-лист из Гуфа и Басты плаксивым взглядом Хатико (ты их не скоро услышишь), погрузись в новую аудиотеку с чистой совестью и делай выводы. Только не зацикливайся на развесёлых матных песнях. Вот когда ты сформируешь своё мнение о музыке разных жанров, когда будешь слушать не ширпотребные хиты, звучащие из лавок с шаурмой, тогда у тебя и будет хороший музыкальный вкус, ну, и когда ты перестанешь утверждать, что песня «Имя любимое мое» лучше Баха, Носкова и «Мумий Тролля».

Музыкальный вкус

Психолог Диана Омиджи о формировании музыкальных предпочтений, вкусах подростков и профессиональных музыкантов и эстетическом чувстве

Mohammad Metri / unsplash.com

Музыкальный вкус неразрывно связан с областью эстетики, которая описывает, как мы оцениваем объекты и определяем для себя их ценность. Исследователи часто определяют музыкальный вкус как наши предпочтения в музыке. Большинство людей понимает под этим то, что нам нравятся те или иные жанры, стили и исполнители. Именно это изучают психологи. Они просят участников эксперимента, например, оценить по пятибалльной шкале, насколько им нравится рок-музыка, поп-музыка, классическая музыка и так далее.

Казалось бы, по этим данным можно определить, каковы музыкальные предпочтения человека. Но нужно помнить, что понятие о вкусе развивали с XVII века. Дэвид Юм и многие другие философы пытались понять, как мы оцениваем эстетические объекты. Было время, когда считалось, что прекрасное должно быть симметричным, иметь идеальную форму и так далее. Но философы утверждали, что мы не выстраиваем цепочки аргументов, чтобы в итоге сделать вывод о красоте объекта, — мы просто чувствуем эту красоту. Идея в том, что у нас есть только эстетическое чувство, которое позволяет нам оценить объект.

Хотя это очень нагруженный термин, сегодня в контексте исследований музыкальный вкус означает отношение к разным стилям музыки, разным композиторам.

Эмпирическая эстетика

Эстетика очень старая область. Сперва она изучалась в рамках философии, а затем — психологии. То, как мы оцениваем различную сенсорную информацию — визуальную, слуховую и так далее, — стало одним из первых вопросов, интересовавших психологов после возникновения психологии как науки. Затем они на некоторое время оставили эту тему и вернулись к ней только в 1960-х годах. Сейчас это довольно интересная, насыщенная и динамично развивающаяся область. В исследованиях музыкальных предпочтений большую работу проделал Джейсон Рентфроу: именно он создал опросник, который позволяет нам оценить музыкальные вкусы испытуемого.

Сегодня мы изучаем эмпирическую эстетику, то есть пытаемся понять эмпирически, почему у нас те или иные вкусы, почему что-то кажется нам прекрасным или трогательным. Важно подчеркнуть: эта тема настолько широка, что границы эмпирической эстетики трудно определить. Мы можем оценивать как произведение искусства, так и, например, вид из окна. Но ключевая идея в том, что у всех нас есть скрытое эстетическое чувство, есть вкусы и предпочтения. Во многом они основаны на понятии красоты, но сейчас мы пытаемся исследовать и другие оценочные суждения — например, об оригинальности или о том, почему нас что-то цепляет. Мы пытаемся понять общую картину того, как мы выносим суждения об объектах, которые приносят нам чувственное и умственное удовольствие.

Почему наши предпочтения так сильно различаются

Есть много разных причин, почему нам нравится такая разная музыка. В частности, наш вкус определяют социальные и культурные факторы: социологи говорят о влиянии семьи и обстановки, в которой вы росли. Классическая музыка может нравиться вам потому, что вас в детстве часто водили на академические концерты. Или наоборот: может быть, именно из-за этого вы ее и не любите, но в любом случае вы знакомы с этой музыкой, и это влияет на ваше отношение к ней.

Некоторые предполагают, что все зависит от того, с какой музыкой вы сталкиваетесь на разных этапах своего развития. Вы можете привязаться к тем композициям, которые слушали в подростковом возрасте, когда с помощью музыки регулировали эмоции и определяли себя — в частности, если речь идет о выборе между поп- и рок-музыкой. В организме подростков происходят мощные гормональные изменения, и в это же время музыка начинает играть в жизни человека очень важную роль. В результате композиции вашей юности остаются с вами до конца жизни и в определенной степени формируют ваш вкус.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector