Styleriviera.ru

Красота и Здоровье
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Замуж за бывшего заключенного

Ольга Романова: В тюрьмах выходят замуж по любви и для удобства

По официальной статистике на 1 марта 2013 года в российских исправительных учреждениях содержится почти 698 тысяч человек — столько же жителей в Северо-Западном округе Москвы или, например, в республике Марий Эл. Из них 1825 человек осуждены на пожизненный срок. 8,2% заключенных — женщины. При женских колониях есть 13 детских домов, в них проживает 772 ребенка — примерно столько детей учится в одной московской школе. В 46 исправительных колониях для несовершеннолетних отбывают наказание 2200 детей. При исправительных и воспитательных колониях функционируют 319 вечерних общеобразовательных школ и действуют 555 храмов. В 2012 году в местах лишения свободы умерло более 4100 человек. Мы попросили рассказать тех, кто знаком с российской пенитенциарной системой, как в тюрьмах женятся, болеют, рожают, живут, в нашем спецпроекте «Жизнь в тюрьме»

Поделиться:

Ольга Романова: Тюремная свадьба — это, скорее, технический шаг. Обычно никто не заморачивается над этой процедурой. Такой брак необходим для того, чтобы приезжать на длительные свидания — на трое суток! Не жены не имеют права посещать своих возлюбленных.

Если церемония происходит в зоне или в тюрьме, то приезжает тетечка из ЗАГСа с книжкой записи актов гражданского состояния и очень буднично расписывает в комнате для следственных действий. Если этот обряд проходит в колонии-поселении, то под конвоем могут довезти и до ЗАГСа, при условии что режим не строгий. На этом все заканчивается. Обычно букет с собой проносит невеста, но я такого не видела ни разу.

Свадьба в тюрьме — это не торжество в платье и белом костюме. Но как-то раз одна девушка договорилась с руководством тюрьмы и привела с собой фотографа. После долгих согласований разрешение было получено. Специально по этому случаю она принесла с собой платье и фату, а жениху пиджак и бабочку. Они делали свадебные фотографии на фоне тюремной обшарпанной стены и по пояс: сверху фрак — снизу кеды и зэковские треники.

Я застала тот момент, когда в моде были заочницы — так называемые подруги по переписке. Это как в романе «Калина красная». Сейчас такое бывает редко. В основном это проституция, деньги и наркотики. Одна история.

Как-то раз я поехала навещать своего мужа в тюрьму. Списалась с одной женщиной в интернете. Она владелец косметологического салона в Золотых Ключах. Ей 40 лет, милая такая. Мы с ней вместе, на ее хорошеньком «форде» поехали на зону. Она только что вышла замуж и ехала на первое длительное свидание, можно сказать, на медовый месяц. Машина была забита деликатесами, мы всю дорогу разговаривали: она рассказала, как они познакомились, как переписывались. Я поняла, насколько их история романтична. Ее новоиспеченный муж объявил себя предпринимателем, который незаконно осужден. Ее глаза были наполнены энтузиазмом. Это был ее первый брак, она была очень романтически настроена. Я ее спросила:

— А ты что, никого, кроме зэка, не смогла найти?

— Ну, ты понимаешь, я работаю в салоне круглые сутки. У меня либо богатые господа, которые не склонны жениться на мне, либо их водители, либо геи. Понятно, что меня это не устраивает. А тут я его дождусь и все сложится, — разъяснила она мне.

Мы приехали на зону, меня пустили, а ее нет. Я была совершенно возмущена и ходила по ее поводу ругаться с начальством на зоне. После разговора я поняла, что руководство поступило грамотно. Они объяснили, что об этой истории совершенно не стоит переживать. После все подробности этой «романтической» истории мне рассказали местные бабы.

Этот мужик оказался не предпринимателем. Он осужден за изнасилование, и, ко всему прочему, это его восьмой брак. Можно сказать, что он просто вызывал девушек на пое***ся.

Узнав подробности истории, я опять пошла к начальству, сказала, что они правильно все сделали, но все равно нарушили закон. И тут местный старожил Петрович говорит: «Бог со всем этим, я бы пустил, хоть она и девятая, но проблема в том, что у него ВИЧ».

Этот мужик нарушил закон во благо.

Бывают обратные случаи. Когда заочницы выходят замуж за заключенных, начинают к ним ездить, и потом он оставляет им квартиру. Тут начинается эпопея «Кто кого первым обманет». Такие случаи были широко распространены пять лет назад. Сейчас такого меньше, народ пошел умный.

Один раз я видела такое бракосочетание. Он — рецидивист-грабитель, но при этом симпатичный парень: не пил, не курил, но сидел еще с малолетства. Это была его шестая ходка. Она — курсант школы милиции. Я ее спросила, почему она именно за него замуж собирается. Она ответила, что все вокруг либо менты, либо алкаши.

Я с удивлением, переспросила:

— А что, мент — плохая партия?

— Конечно, да. Мент — это не партия. Он сука, негодяй и подлец, — ответила она.

— А почему за рецидивиста?

— Он не пьет, не курит, здесь за ним присматривают. У меня хотя бы дети будут здоровые. Он больше десятки в тюрьме, он здоровый, — восторженно она меня уверила.

В этой ситуации в логике ей не откажешь. Здесь было нечего возразить.

Бывают случаи венчания на зоне. В каждом месте лишения свободы есть храмы. Главное — договориться с батюшкой. Но эта услуга только для православных. О мусульманах и евреях не может быть и речи. На это существует негласный запрет.

Ситуация складывается так, что сейчас в тюрьмах выходят замуж по любви и для удобства. Свадьбы никакой нет. Обычно брачующиеся сидят в комнате следственных действий и целуются. Такие сцены всегда умилительные. Я часто привожу конфеты с собой, и они всегда пригождаются. Всегда приятно зайти на общую кухню на зоне и поздравить их с таким необычным рождением новой семьи.

«Моя подруга каждый раз приезжала из колонии беременной, но я 7 лет честно ждала мужа». Петрозаводчанка, вышедшая замуж за зэка, рассказала, чем закончилась их история любви

Я никогда не планировала знакомиться с заключенным и иметь с ним какие-то отношения. Но у меня есть подруга, муж которой оказался на зоне, был осужден на семь лет, и она ездила к нему на свидания. И вот однажды он обмолвился, что есть очень неплохие ребята, которые хотели бы познакомиться с хорошей женщиной для создания семьи. Мол, передай Кате, вдруг она захочет получить письмо от человека из зоны.

Я в ту пору была одинока, годы уходили, замужества не предвиделось. Стало вроде как любопытно, да и потом: письмо — это же ничего еще не значит. Я согласилась, и вскоре мне прилетело сразу несколько весточек. Я не стала отвечать всем, выбрала некоего Павла. Написано было грамотно, толково, в меру романтично. Кстати, зэки — самые большие романтики в мире, как, впрочем, и «сказочники»: такого понапишут! А наобещают — вообще даже не с три короба, а десять.

Павел сообщил, что сидит потому, что взял на себя чужую вину, за друга, потому как у того была многодетная семья. Были в компании, выпили, произошла драка, и совершилось убийство. Я, мол, в драке участия даже не принимал. Я только потом узнала, что три самые распространенные версии преступлений среди заключенных — это «взял на себя чужую вину», «сел по глупости», «вступился за свою (или чужую) девушку».

Завязалась переписка. Я слышала, что на некоторых зонах есть Интернет, но там его не было — мы обменивались обычными письмами в конвертах. Павел характеризовал себя весьма положительно: работящий (у него было строительное образование), выпивает только по праздникам (тоже, кстати, избитая формулировка), любит детей, ну и так далее. Вспыльчив, но отходчив (еще один штамп), но тогда я не обратила на это внимания. Я получила фото Павла. Выглядел он хорошо, симпатичный, ничего «зековского» я в его внешности не увидела: человек как человек. Я в ответ прислала Павлу свое и получила столько комплиментов, сколько не получала за свою жизнь!

В качестве отступления скажу, что наши женщины слышат очень мало хороших слов: от мужчин, от мужей, вообще от людей. А тут — как божья роса капает на пересохшую землю. Мне было приятно, и я стала чувствовать, что влюбляюсь в Павла просто даже за эти слова. Вскоре он пригласил меня на кратковременное свидание, а дальше опять отступление, правда, несколько запутанное: сама разобралась далеко не сразу.

Читать еще:  Муж считает мои деньги

Если осужденный отбывает наказание в исправительной колонии строгого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь три краткосрочных и три длительных свидания; в облегченных условиях — четыре краткосрочных и четыре длительных свидания; в строгих условиях — два краткосрочных и одно длительное свидание. Если осужденный находится в исправительной колонии особого режима, в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь два краткосрочных и два длительных свидания; в облегченных условиях — три краткосрочных и три длительных свидания; в строгих условиях — только два краткосрочных свидания. Осужденный, который отбывает наказание в колонии-поселении, может иметь свидания без ограничения их количества.

На долговременное свидание (трое суток) я права не имела: не жена. Поэтому мы общались через стекло и говорили через трубку в присутствии сотрудника исправительного учреждения (думаю, многие видели такое в фильмах). Тогда мы впервые встретились вживую, и я, конечно, сильно волновалась. Накануне привела себя в порядок, как только могла, и вновь получила массу комплиментов. Говорили обо всем, как-то понемногу узнавали друг друга. Павел знал, какие слова произнести, чтобы я просто млела. Об условиях заключения он говорил мало, больше шутил, что вот, в колонии и кормят бесплатно три раза в день, и на нарах можно валяться вволю, и в игры играть, и анекдоты травить.

В последующих письмах уже пошли признания в любви, обращения «моя красавица», «единственная» и тому подобное. Я стала отправлять Павлу посылки с разрешенными продуктами и вещами — всегда собирала с любовью. Однажды он написал, что у него порвались кроссовки и износился спортивный костюм. Мол, у мамы маленькая пенсия, на зоне заработки никакие, а друзей просить неудобно. Я выбрала самые дорогие кроссовки, какие только смогла купить, да и спортивный костюм тоже.

Я ездила еще на три краткосрочных свидания, а потом Павел предложил мне выйти за него замуж. Тогда мы наконец смогли бы встретиться в колонии уже не по разные стороны стекла и побыть вместе аж трое суток! Не скажу, что я бросилась в омут головой — довольно долго думала, размышляла. Жена — это уже серьезно, и мне предстояло ждать его еще семь лет. С окружающими советовалась по минимуму. На работе никто вообще ничего не знал; я рассказывала о Павле только близким подругам и родителям. Мои папа и мама были резко против этого брака, подруги относились по-разному. Кто-то говорил, что если это любовь, то почему бы и нет, другие высказывались, что надо быть осторожнее с теми, кто сидит в тюрьме, и лучше все-таки поискать человека на воле.

Замуж за Павла я все-таки вышла, хотя понимала, что совместить отсидку с семейной жизнью довольно-таки сложно и за решетками — совершенно другой, мало связанный с нашими реалиями мир. Расписались мы с Павлом на зоне. Я привезла с собой сотрудника ЗАГСа, за все заплатила сама: именно так это обычно и происходит. Получили поздравления от начальника колонии, а так в целом все прошло очень просто и скромно. Но это было вроде как и неважно.

Потом я приехала уже на долгосрочное свидание, на которое теперь имела право. Не очень приятный момент, когда меня обыскивали, но я была психологически готова к этому, потому как понимала, где оказалась. Все привезенные с собой продукты тоже тщательно проверили; кстати, это не касалось того, что я потом докупала в тюремном ларьке. Продукты я привезла как готовые, так и сырые: оказалось, на общей кухне есть плита и можно готовить. Душ и туалет тоже общие, а вот комнатки — отдельные, там есть кровать, шкафчик, стол и стулья. Подробностей свидания описывать не буду — это слишком личное. Скажу только, что первая брачная ночь удалась, да и в целом в общении Павел меня не разочаровал.

На общей кухне я познакомилась с другими женщинами, приехавшими на свидания с находящимися в заключении мужьями. Кстати, таких шедевров кулинарии, какие я там увидела, я не встречала больше нигде. Какие только блюда не готовились, какими только рецептами не делились! Только мне казалось странным, что многие женщины привозили с собой детей, даже грудных. Зачем? На мой взгляд, ни детям на тот момент не были нужны папы, сидящие в тюрьме, ни отцам в этой ситуации — дети. Хотя, возможно, я ошибаюсь, поскольку у меня на тот момент детей не было.

Ни для кого не секрет, какова основная цель свиданий для многих отбывающих срок мужчин: это секс. Разумеется, надо обсудить и какие-то семейные, домашние проблемы, и лучше, конечно, вживую, но на худой конец это можно сделать и в письмах или на краткосрочном свидании. Про интимные отношения с заключенными среди присутствовавших на кухне женщин ходили целые легенды. Мол, изголодавшиеся мужики — это что-то плюс зэки вставляют себе в причинные места какие-то «шары». Мне эти разговоры были сильно не по нутру.

Одна дама так вообще рассказывала, что несколько раз специально расписывалась, а потом разводилась именно с заключенными, потому как, по ее словам, «вольняшки» — это не мужики. Я так поняла, что все она зоны объездила. Над такими, как я, расписавшимися в колонии «по любви», она откровенно смеялась и говорила: «Девки, да вы им нужны, чтобы передачки посылали, а на воле они сразу себе других найдут!» Много было и обычных скромных женщин, чьи мужья тоже были не какими-то там рецидивистами: ведь, как говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся.

Так и пролетело время. Мужа я ждала верно. Детей до освобождения Павла я рожать не хотела, да и он об этом речи не заводил, потому во время долгосрочных свиданий тщательно предохранялась. А вот моя подруга, через которую я и познакомилась с мужем, почти каждый раз приезжала из колонии беременной, а потом умоляла гинекологов отправить ее на бесплатный аборт, потому что муж сидит, денег нет. А так я, конечно, хотела иметь полноценную семью с детьми.

Со свекровью я познакомилась и общалась, хотя и нечасто. Она меня приняла как невестку и, разумеется, не говорила о своем сыне ничего плохого. Мы так по-настоящему и не сблизились, хотя я была совершенно не против этого. Но свекровь оказалась из тех людей, которые при любых обстоятельствах склонны жить больше для себя, чем для других. За два года до освобождения Павла Анастасия Васильевна умерла, и похороны на себя взяла в основном я, как и благоустройство могилы.

Когда Павел вышел на волю, конечно, был праздник. Прекрасно проводили время; правда, устраиваться на работу он не спешил. Жили мы в моей квартире (квартиру покойной мамы Павла, правда, сдавали), ну, а в остальном — за мой счет. Сперва я относилась к этому снисходительно: все-таки человек столько лет провел в колонии, пусть отдохнет и насладится свободой. Потом он стал выпивать в компании друзей, затем вести себя грубо; унижал меня — вроде как по мелочи, но больно. По-прежнему не работал. Я не стану описывать все, что было: это знает каждая женщина, у которой в семье происходили подобные вещи.

Я не могла понять, как и почему прежде такой нежный и романтичный мужчина постепенно превращается в кого-то совершенно иного. Сначала я все прощала, думая, что все же у Павла умерла мать, да и столько лет провести в неволе — это большая психологическая травма. Однако рожать от него детей я уже остерегалась. Я пыталась выяснить, в чем дело, и однажды Павел мне сказал: «Я мечтал о тебе, лежа на нарах, как о прекрасной принцессе. А здесь, когда ты рядом, ты стала обыкновенной, и таких, как ты, у меня может быть сто штук». Кстати, после этого выяснилось, что он еще и изменяет мне: однажды проверила его телефон и обнаружила переписку. Когда сказала ему об этом, он меня ударил.

Читать еще:  Муж стесняется меня на людях

В итоге мы расстались. Семь лет жизни потеряны, и я снова одна. Я честно ждала Павла — его освобождение было для меня как звезда на черном небе. Но эта «звезда» обернулась черной дырой. Я опять без семьи, детей нет. Я никогда и никому не скажу: «Ни в коем случае не связывайтесь с заключенными». Каждый человек имеет право на счастье, и у многих подобных пар в самом деле все складывается хорошо. Просто мужчину не узнаешь и не проверишь на расстоянии — все познается только в поступках, в делах, в тех отношениях, когда человек находится рядом, хотя и тогда поначалу можно многого не узнать. К слову, я так и не выяснила, убил ли того человека именно Павел или он просто выгородил себя передо мной. Впрочем, это, как и многое другое, на его совести.

Я замужем за заключенным и не жалею об этом: история жены зека

«Вокруг столько нормальных мужчин, а ты выбрала его», — говорили мне подруги, когда узнавали, что мой муж — заключенный. Я ждала его из тюрьмы 2 года, в том числе будучи беременной первым ребенком. Он каждый день звонил оттуда, спрашивал, как я, чем питаюсь. Но никто не верил в нашу с ним любовь. Все думали, что он бросит меня, как только выйдет или снова «загремит на нары», — рассказывает Алина, которая в свое время вышла замуж за заключенного.

О том, как познакомилась со своим мужем-заключенным и какие трудности пережила, в интервью K-News рассказала бишкекчанка Алина (имя изменено — Прим.ред.).

Илья и Алина познакомились почти 7 лет назад. Он сидел в тюрьме за разбойное ограбление, а Алина только закончила школу.

«В 2011 году знакомились через СМС-чаты, их еще крутили по телеканалам. Ну, помните, да? По НБТ или MTV. Я сидела дома и решила написать по одному объявлению. Просто случайно выбрала первый попавшийся номер. Написала «Привет! Я Алина. Давайте дружить?» В ту же секунду мне перезвонили. На том конце провода я услышала приятный голос, который внушал спокойствие и доверие. Мне казалось, этот мужчина должен работать на радио или телевидении. Сразу разговорились и решили созваниваться каждый день. Я, наверное, две недели ждала, когда же он позовет меня на свидание. Но от него не было никакой инициативы. Когда я сама не вытерпела и предложила встретиться, только тогда он признался, что сидит в тюрьме. Я была в шоке. Меня как-будто молнией ударило. Я очень долго «переваривала» его слова и не могла ни звука произнести. Он тоже молчал… Я не верила своим ушам, подумала — шутка. В итоге он сказал «Я понял тебя. Больше не буду звонить» и повесил трубку. За две недели нашего с ним общения я так привыкла к его звонкам. Мне было приятно с ним разговаривать, у нас было много общего. Буквально через два дня я перезвонила ему. Поговорили с ним вроде как прежде, но все равно было напряжение в нашем разговоре. Он спросил «Неужели тебе не важно, что я в тюрьме?» На тот момент я не задумывалась, во что может перерасти наше общение. Я ответила, что мы же просто общаемся. Честно, я думала, что мы ограничимся только разговорами по телефону», — вспоминает Алина.

Илья пригласил Алину на свидание в тюрьму через полгода общения.

«Мы полгода просто болтали по телефону. Я узнала о нем все – то, что он живет только с сестрой, поскольку отец умер еще в детстве, а мама скончалась от инфаркта, когда посадили Илью. Мы видели друг друга только на фотографиях. Я подругам рассказала, что у меня появился тюремный друг. Они предостерегали меня, пугали, что зеки могут «выкачивать» деньги, прикрываясь отношениями, что они хорошие психологи и могут управлять мной. А мне просто нравилось с ним общаться. Да и он сам тоже мне нравился. В конце лета он предложил увидеться, и я согласилась. Когда приехала в колонию, мне было страшно. Везде люди в форме, собаки, другие ожидающие свидание лица. Меня завели в комнату для свиданий, а потом привели его… Я даже не помню, как все прошло, но поняла, что влюбилась в него. С этого момента я часто ездила к нему. Через год он предложил пожениться. Конечно, это безумие, но я согласилась. Я ведь его любила сильно. На радостях я все рассказала подругам. Они, конечно, не поддержали меня тогда. Да и родители были не в курсе о том, что я скоро выхожу замуж. На церемонии бракосочетания присутствовали только я, он, сотрудница ЗАГСа и конвой. До освобождения ему оставалось 2 года. Как жене, мне давали длительные свидания», — рассказала она.

Через год после свадьбы Алина забеременела. Тогда ей пришлось рассказать родителям всю правду.

«Конечно, родители отругали и даже избили меня. Сказали, чтобы я сделала аборт и развелась с мужем. Мне тогда ничего не оставалось, кроме как сбежать из дома. Родственники Ильи знали о нас и поддерживали, поэтому его сестра мне с удовольствием разрешила жить у нее. Отец искал меня по всему городу, звонил всем моим друзьям и знакомым. Примерно через неделю он написал СМС, что они готовы принять меня с моим ребенком, лишь бы я вернулась домой. Я вернулась, но упрекать за то, что вышла замуж за заключенного, близкие не прекратили. Родители были уверены, что Илья бросит меня с ребенком или снова «загремит» в тюрьму. Я пыталась им объяснить, что это не так. Ведь он каждый день звонил, беспокоился за меня, следил за моим питанием и режимом. В январе 2013 года у нас родилась прекрасная дочь, через 4 месяца освободили моего мужа. Я познакомила его с родителями. Они уже к этому времени смирились с той мыслью, что я замужем за заключенным, и приняли Илью. Мы переехали к мужу и начали жить полноценной жизнью», — говорит Алина.

Однако у молодой семьи начались другие проблемы. Илья не мог устроиться на работу из-за судимости, они жили на зарплату сестры.

«Денег не хватало ни на что. Мы буквально голодали, чтобы прокормить ребенка. Как только узнавали, что у Ильи судимость за ограбление, даже грузчиком не брали. В итоге мы взяли кредит, заложили дом и открыли маленькую СТО. Первое время в месяц он приносил домой всего 3-4 тыс. сомов. Позже я устроилась продавщицей в магазин, и нам, конечно, стало легче. Не скажу, что сейчас все идет гладко, но жить можно. У мужа стабильный доход, но большинство денег он отдает за кредит. Возможно, мне повезло с ним. Я много читала про таких, как я, которые вышли замуж за заключенного. У кого-то муж «мотает» по 2-3 срока, кого-то бросили. Конечно, были сомнения, но получилось как получилось. Я ни о чем не жалею», — заключила Алина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 печальных историй «ждуль», вышедших замуж за заключённых

В современной российской действительности есть целая категория женщин и девушек, которые влюблены в заключённых и ждут их из мест лишения свободы. Многие даже сочетаются узами брака, находясь по разные стороны колючей проволоки. Такие женщины в народе получили прозвище « ждули ».

Правосудие несовершенно, поэтому иногда в тюрьму попадают невиновные и действительно хорошие люди со стержнем внутри, которых тюремный быт не ломает. Но это скорее исключения, и в таких случаях истории ждуль счастливые.

Однако чаще заключённые — это глубоко травмированные люди, которые не могут принести своим спутницам ничего хорошего. Они выходят из мест лишения свободы, и заканчиваются подарки из-зарешётки и удалённое обожание, которое так красочно описывалось в письмах. Сегодня в подборке печальные, а иногда и жуткие истории девушек, которые решили ждать.

Жена, которую проиграли в карты

Иногда форумы — это чуть ли не единственные места, где люди могут излить душу. Поэтому там можно прочитать просто отвратительные истории, которые лучше было бы и не читать вовсе, и это одна из таких. Сами рассказчики обычно изменяют свои имена и имена действующих лиц, но на всякий случай мы изменили их ещё раз.

Читать еще:  Муж хотел сына а будет дочь

Рассказывает пользователь «Пикабу» Ольга. Она, будучи студенткой, работала официанткой в одном из неблагополучных российских городов, где подростки засматриваются на сидевших людей, и очень хотят быть таким же, где слушают блатные песни и даже в мирной жизни стараются разговаривать на фене. В кафе кроме неё работали ещё шестеро девушек, пять из которых были «ждулями». Одна из них, назовём её Юлия, рассказала Ольге чудовищную историю, от которой волосы встают дыбом. Юлия отправилась на свидание со своим возлюбленным. Места, в которых женщины могут видеться с зеками, похожи на общежития. В них несколько комнат, общая кухня и общий санузел.

Свидания — это большая привилегия для заключённых, их дают не всем и на разное время. Обычно оно длится не меньше суток, девушки там ночуют, ходят в халатиках.

В один из таких приездов Юлия услышала, как за стенкой кричит женщина, которую явно насилуют. Возлюбленный Юлии пояснил, что зек, к которому приехала его жена, проиграл её в карты сокамерникам, и теперь она отдаёт его долг. Групповое изнасилование продолжалось около двух часов, в конце несчастная девушка уже не кричала. Юлию это нимало не смущало, и она спокойно радовалась свиданию со своим возлюбленным, к которому приехала.

Когда она рассказывала эту историю Ольге, то не ужасалась, а просто пожимала плечами: раз муж задолжал, то можно и потерпеть чуть-чуть. Всё же карточный долг — «святое».

Елена и маньяк из Украины

Это история про вечную ждулю, потому что её мужа не выпустят никогда, и к счастью. Здесь имена не изменены, по крайней мере нами. Девушка из Ярославля узнала однажды о деяниях настоящего чудовища — маньяка-педофилаиз Украины Сергея Ткача, который убил более 40 детей. Сам он говорит, что убил больше 100 детей в возрасте от 7 до 17 лет. Маньяк был престарелым — на момент знакомства ему было за 60 лет, а Елене — за 20. Девушка увидела его по телевизору и сразу влюбилась, она начала писать письма по всем тюрьмам Украины и наконец нашла его. Завязалась переписка.

Через какое-товремя Елена отправилась на свидание. Первое проходило под присмотром охранников, и девушка с маньяком поговорили через пластиковый барьер. На второе их уже оставили в отдельной комнате. Через некоторое время Елена поняла, что беременна. После этого заключённый и ждуля решили пожениться. Счастью девушки не было предела. Её совершенно не смущали злодеяния возлюбленного, она говорила, мол, это не её дети, ей нет до этого никакого дела.

Вскоре Елена родила дочку, которую назвали Елизаветой. Сейчас молодые планируют ещё двоих детей, а Сергей мечтает жить на Дальнем Востоке — там, где заканчивается железная дорога.

Катя и Женя

Катя сразу после школы вышла замуж за первого и, как думалось, единственного мужчину в своей жизни. Отношения были хорошие, в доме всё было, Катя ездила на красном RAV4, который в нулевые, когда и происходило дело, был настоящей роскошью. Но однажды случилось непредвиденное. С Катей на заправке познакомился Женя, а он был, мало сказать, кровь с молоком. Статный, мужественный, ходячий тестостерон. И ухаживать умел. Кате, которую муж хоть и любил, но комплиментами не баловал, этого хватило, чтобы влюбиться без памяти.

Катя приняла решение уйти от мужа, они с Женей начали жить на съёмной квартире и по какой-топричине спали на надувном матрасе. Первые три месяца Катя была самой счастливой женщиной, она перестала общаться с родителями и друзьями. Женя стал целым миром для неё. А через три месяца его арестовали за вымогательство и посадили. Катя начала ездить к нему на свиданки и возить тяжеленные сумки с продуктами. Женя просил у неё денег регулярно, также Катя оплачивала адвокатов, так как была уверена, что осудили Женю незаслуженно. На адвокатов ушёл и красный RAV4. Тем не менее, Женя Катю любил, она в этом была уверена. Даже сделал предложение, но сказал, что свадьбу сыграют, когда он выйдет. Не хотел на зоне.

Женя вытянул из Кати сотни тысяч рублей. А позже сказал ей, что их отношения должны закончиться, потому что у него уже есть жена, которая недавно родила ему ребёнка. Она тоже ездила на свидания и забеременела на одном из них. Катя осталась без любви, без мужа, без денег и без машины, но с опытом, который лучше было не получать.

Марина и ВИЧ

25-летняяМарина жила в одном из небольших депрессивных российских городов. Себя никогда не считала красавицей, поэтому с парнями как-тоне клеилось. Так получилось, что её двоюродного брата осудили за кражу, а через некоторое время она начала получать письма от его сокамерника Алексея. Видимо, брат решил устроить личную жизнь сестры, а поэтому рассказал о ней Алексею, который показался ему парнем, достойным составить сестрице партию.

Марина сначала была шокирована, но потом стала переписываться с Алексеем. Девушка никогда ещё не получала от мужчин таких изысканных комплиментов, никто ей не говорил, что она красивая, никто не звал замуж. Марина начала ездить на свидания. В какой-томомент влюбленные расписались. Конечно, у них был незащищённый секс, и это было роковой ошибкой Марины. Она обратилась в больницу на плановый осмотр и сдала тест на ВИЧ, который оказался положительным. Марина не имела других близких отношений в последнее время, поэтому она точно знала: её заразил муж.

Она приехала к нему и выяснилось, что Алексей знал о своём статусе, но утаил его. Любовь девушки, конечно, мгновенно прошла. Она заявила о преступлении своего мужа, и его осудили ещё на 11 лет. Как только он закончит отбывать свой первый срок, начнётся его второй. А у Марины уже началась новая жизнь, в новом статусе.

Про Олю и бизнес

Оле с мужчинами не везло, был муж, но он бросил её с новорожденной дочерью, потому что та родилась с отклонениями. Оля духом не упала и организовала небольшой бизнес, который неплохо работал и кормил и её, и дочку. Конечно, молодой и активной Ольге хотелось мужского тепла. И однажды она познакомилась с замечательным мужчиной, которого звали Сергеем. Правда, ему ещё год нужно было досидеть. Но осудили его ни за что, его подставили.

Друзья Оли старались убедить её порвать с ним переписку, но влюбленная особа показывала подругам письма, в которых заключённый нежно признавался ей в любви. Лена познакомилась с семьёй Сергея и начала вместе с его сестрой возить передачки. Примерно в это же время влюбленные расписались. Когда он вышел, то сразу переехал в квартиру Ольги и с собой взял сына от другой женщины. И вместо того, чтобы найти работу, Сергей стал отдыхать. Иногда он покупал Оле цветы, конфеты и бижутерию. Но большую часть времени лежал на диване и курил сигареты.

Ольга работала теперь на четверых. И в какой-томомент начала замечать, что из сейфа в офисе стали пропадать деньги. Сначала она грешила на собственную растерянность из-заперманентного состояния счастья, в котором она пребывала последние месяцы. Пропажа денег стала регулярной. Пропадали крупные суммы, десятки тысяч рублей. Оля решила сменить замок на сейфе. Это помогло на пару недель. Потом всё возобновилось. Тогда озадаченная бизнес-вуменустановила в офисе скрытую камеру. И буквально на следующий день увидела на записи собственного благоверного, который своими ключами открывает и дверь в офис, и сейф. Большую часть денег он тратил на общак, часть — на рестораны для себя и совсем маленькую часть — на подарки для жены. Конечно, после того, как тайное стало явным, Ольгину влюблённость сняло, как рукой. Сергея с сыном она выгнала, и осталась жить со своей маленькой дочкой, отдавая свою любовь ей и бизнесу.

Если вам понравился этот материал, пожалуйста, поделитесь им с друзьями! Будем рады, если вы подпишитесь на наш канал . Спасибо 🙂

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector